Ярослав Мудрый, изображение История основания Ярославля
Главная Начало Сказание Ярослав Литература Достопримечательности

Ярославль

Сказание
становив, таким образом, что в 988—1010 годах Ярослав был князем Ростовским, мы решаемся утверждать, что именно в это время им был основан Ярославль.

На других версиях о времени возникновения города мы здесь останавливаться не будем, так как в свое время они были подвергнуты подробному разбору. Укажем только, что дата — 1024 год — приобрела более всего сторонников. Это и понятно, ибо под этим годом летопись единственный раз (если не считать 988 года) упоминает о пребывании Ярослава в Ростово-Суздальской земле:

«В лето 6532 (1024)... Ярославу сушю Новегороде. В се же лето восташа волсви в Суждали, избиваху старую чадь (родовая знать, зажиточные люди) по дьволю наущенью и беснованию, глаголюще, яко си держать гобино (запасы) Се мятеж велик и голод по всей той стране... Слышав же Ярослав волхвы, приде Суздалю, изъимав волхвы, расточи (отправил в изгнание), а другыя показни... И возвратися Ярослав, приде Новугороду».

Софийская летопись, приводя указанное известие, добавляет, что, усмирив восстание смердов, Ярослав «устави ту землю». Некоторые авторы считают, что именно в этом указании летописи может содержаться намек на построение нового города-крепости. Однако это предположение весьма проблематично. Во-первых, сам термин «уставить» означает дать уставы (закон). По аналогии с другими «уставами» исследователи по­ лагают, что здесь речь шла о фиксации размеров дани и разверстки ее на определенной территории Ростовской земли.

Во-вторых, пребывание здесь великого князя Киевского в 1024 году было безусловно кратковременным. В этом году Ярославу пришлось решать задачи первостепенной политической важности. С одной стороны, суздальское восстание, угрожавшее смести только еще возникающие здесь феодальные порядки, с другой — возникла угроза его власти со стороны младшего брата, Мстислава Тмутараканского. Поэтому вряд ли в этих условиях он мог уделить столько внимания Медвежьему углу. Да и летопись, подробно описывая события 1024 года, ничего не говорит об основании Ярославля, хотя несколькими строчками ниже, сообщая о «походе на чюдь» в 1030 году, здесь же указывает о построении города Юрьева, а под 1032 годом — городов на реке Рось.

В связи с этим логически возникает вопрос: если Ярославль основан не в 1024 году, а в другое время, то почему же летопись не указывает этой даты, ничего не упоминает об этом событии? Попробуем дать на него ответ.

Начиная с 1014 года и до самой смерти Ярослава (1054 год) имя его не сходит со страниц летописи. И это вполне понятно, так как все это время он был великим князем Киевским или боролся за Киевский «стол». Летопись подробно описывает его борьбу со Святополком «окаянным», польским королем Болеславом, посадником новгородским Константином, Мстиславом, князем Тмутараканским, рассказывает о его походах на ятвягов, чудь и другие племена, о подавлении суздальского восстания, об основании новых городов, о строительстве киевской Софии... И так далее, и тому подобное. И если бы Ярославль был построен в годs, когда Ярослав был великим князем, то логично предположить, что летопись сообщила бы об этом.

Совсем другая картина рисуется в ранний период жизни Ярослава. Личность Ростовского князя, а также события на далекой окраине Древнерусского государства мало интересовали летописцев. Не случайно его имя с 988 по 1014 год (а согласно «татищевским известиям» по 1010 год) ни разу не встречается на страницах летописи. И если в эти годы Ярославом был основан небольшой город-крепость в глуши Залесской земли, это событие вполне могло пройти незамеченным в Киеве или Новгороде.

Тот факт, что «Повесть временных лет» создавалась в XII веке, то есть через сто лет после интересующих нас событий, не противоречит высказанным соображениям. Исследователями давно уже установлено, что летописи нельзя рассматривать как произведение одного автора и одной эпохи. «Внимательное и тщательное изучение многочисленных текстов русских летописей... показывает, — пишет академик Д. С. Лихачев, — ...что летописцы составляли свои летописи как сборники — «своды» предшествующих летописных материалов с присоединением своих записей за последние годы», о событиях, которых они были свидетелями или могли знать от других свидетелей.

«Повесть времённых лет» также является сводом. В нее включены документы (например, тексты договоров русских с греками), переводные источники («Хроники» Георгия Амартола и Иоанна Малалы), жития святых, русские народные сказания и, наконец, предшествующие ей летописи. Известный исследователь русского летописания А. А. Шахматов, проделав огромную работу, пришел к выводу, что в основе «Повести временных лет» лежит более древняя летопись, условно названная им «Начальным сводом». Вскоре однако выяснилось, что и в составе этого свода лежат еще более древние летописи. В итоге многолетних изысканий А. А. Шахматов предложил следующую схему древнейшего летописания.

В 1037—1039 годах была составлена первая русская летопись — Древнейший Киевский свод. В 60-х годах XI века летописание было продолжено монахом, а за тем игуменом Киево-Печерского монастыря Никоном, который к 1073 году составил второй летописный свод. Именно в этом своде, как мы помним, и был введен принцип изложения материала по годам. В 1093—1095 годах в том же монастыре был составлен третий, так называемый «Начальный» свод. Наконец, в 1113 году была написана Нестором «Повесть временных лет», дошедшая до нас уже переделанной в редакциях 1116 и 1118 годов.

Некоторые исследователи, в частности Д. С, Лихачев, соглашаясь в основном со схемой А. А. Шахматова, считаю т, что свод 1037—1039 годов был не летописью в собственном смысле этого слова, а сочинением Иллариона, первого киевского митрополита из русских. Условно названное исследователем «Сказанием о первоначальном распространении христианства», это первое русское историческое произведение сложилось в начале 40-х годов при Ярославе Мудром. Из этого «Сказания» путем добавления в него событий светской истории и разбивки материалов по хронологическому принципу и складывался свод Никона 1073 года.

Исследователи считают, что Никон заносил в свою летопись не только современные ему события, но и прошлые. Им был использован ряд сохранившихся документов, а также народные исторические предания, рассказы очевидцев и тому подобные материалы. Среди такого рода источников видное место занимают устные рассказы воеводы Вышаты Остромирича, происходившего из знатного рода новгородских посадников. Особенно это относится к новгородским событиям. Д. С. Лихачев отмечает, что «все новгородские известия «Повести временных лет»... принадлежат рассказам Вышаты, который сообщил Никону свои родовые предания, рассказы о походах русских князей на Царьград, новгородские известия и легенду о призвании трех братьев-варягов».

 
Ярославль
Составители Начального свода и «Повести временных лет» пользовались рассказами другого воево­ды, сына Вышаты — Яна Вышатича, причем автор «Повести» прямо говорит об этом, сообщая о смерти Яна в 1106 году. От него, по-видимому, исходят и сведения летописи о Ярославле.

Ярославль, как нам известно, упоминается в «Повести» только один раз — в рассказе о восстании 1071 года. Восставшие смерды, которыми руководили два волхва из Ярославля, проделали большой путь: прошли вверх по Волге до устья Шексны (впадает в Волгу у Рыбинска), поднялись по этой реке до ее истоков у Белоозера. По дороге они избивали «старую чадь» и «лучших жен», конфискуя их имущество и в первую очередь продукты питания (недород и вызванный им голод и были главным поводом к выступлению смердов). В Белоозере из встретил воевода Ян Вышатич, собиравший с дружиной дань для киевского князя Святослава Ярославича. Восставшие в количестве 300 человек были разбиты, а их руководители казнены по распоряжению Яна.

Исследователи считают, что рассказ о событиях 1071 года был записан составителем Начального свода со слов Яна Вышатича, точно также, как Никону о восстании 1024 г. в свое время поведал отец Яна — Вышата.

События 1071 и 1024 годов имеют много общего. И там и здесь во главе восставших стоят представители старой языческой религии — волхвы. И там и здесь восстание началось из-за голода (1024: «Бе мятеж велик и голод по всей той стране»; 1071: «Бывши бо единою скудости в Ростовьстей области») и направлено против зажиточных людей. Оба восстания были подавлены княжеской дружиной: в 1024 году — во главе с князем Ярославом, в 1071 году — воеводой Яном. Расправившись с восставшими, и тот и другой поучают их, привлекая в качестве высшего авторитета христианского бога. Иными словами, краткий рассказ 1024 года «представляет собой как бы схему пространного повествования Яна Вышатича о восстании волхвов в Белозерье, помещенного под 6759 (1071) г»

Далее. Связь событий 1024 года с Новгородом очевидна: Ярослав приезжает в Суздаль из Новгорода, а подавив восстание, возвращается обратно. В литературе высказывались довольно убедительные соображения, что «Вышата сам участвовал в подавлении восстания волхвов» в 1024 году и что рассказ о нем относится к «новгородским известиям», сообщенным Вышатой Никону во время их встречи в Тмутаракани в середине 60-х годов XI века.

Таким образом, высказанное нами выше предположение подкрепляется новыми данными. Если бы Ярославль был основан во время великого княжения Ярослава Мудрого и тем более в 1024 году, то летописцу стало бы известно об этом от Вышаты. Ведь сообщает же летопись об основании города Юрьева в 1030 году, событии также связанном с Новгородом и тоже, возможно, рассказанному Вышатой. Если же Ярославль возник до 1010 года, когда Ярослав был князем Ростовским и с Новгородом связан не был, то это событие вполне могло остаться неизвестным Вышате, а следовательно, и Никону. Эти выводы сделаны нами на основании концепции академика Д. С. Лихачева об устных источниках новгородских известий «Повести временных лет». Она представляется нам достаточно убедительной. Однако этой теории придерживаются не все исследователи.

Еще А. А. Шахматов считал, что в Новгороде в 1050 году был составлен свой летописный свод, которым пользовались киевские летописцы. Эту точку зрения поддержал и развил академик Б. А. Рыбаков. Он считает, что свод 1050 года не только существовал, но и был продолжен до 1054 года, а также дополнен рядом известий. Эта работа была проделана «неким редактором», с именем которого «нужно связать, очевидно, и рассказ о наказании волховов в Суздале в 1024 году»

Таким образом, по мнению Б. А. Рыбакова, источник летописной статьи 1024 года совсем иной, и восходит он к новгородскому летописанию 50-х годов XI века. Мы не будем выяснять, кто из исследователей ближе к истине. Для нас важно другое: новгородский летописец, вероятно, упомянул бы о возникновении Ярославля, если бы это произошло в связи с событиями 1024 года. И он опять-таки мог ничего не знать об этом, если город был основан в годы правления Ярослава в Ростове.

Этот экскурс в историю летописания позволяет сделать следующий вывод: независимо от источников, которыми пользовались авторы летописей, отсутствие в них упоминания об основании города Ярославля является веским доводом того, что произошло это событие до 1010 года, то есть до перехода Ярослава из Ростова в Новгород.

Ко времени княжения Ярослава в Ростове относят возникновение города все упоминавшиеся выше предания. Это утверждает и «Сказание о построении града Ярославля». Оно начинается с того, что сообщает о выделении русских городов сыновьям Владимира, в том числе Ростова — князю Ярославу. И только после этого начинается рассказ о Медвежьем угле. После первого столкновения Ярослава с его жителями «благоверный князь отыде в престольный град свой ­ Ростов». Речь здесь, безусловно, идет о том времени, когда он «сидел» в Ростове, то есть о периоде с 988 по 1010 год.

О том, что Ярославль основан в эти годы писал еще В. Н. Татищев: «Ярославль здесь впервые упомянут, чаятельно, что Ярослав Великий, будучи владетель Ростова, сей построил». М. Ленивцев, чье «Описание о построении города Ярославля» мы уже цитировали, утверждает, что «не остается иного времени к основанию сего города, как одно только то, когда Ярослав мирно и спокойно господствовал на первом удельном княжении своем в г. Ростове».

И. Рагозинников, первым из ярославских историков обративший внимание на «татищевское известие» о 1010 годе, также пришел к заключению, что «город Ярославль мог быть основан им (Ярославом. — М. М.) удобнее всего в период времени от 988 по 1010 годы, совпадающий с пребыванием его в волости Ростов­ ской». А. В. Экземплярский, поддержав это мнение, отмечал «большую степень близости его к истине, если уж признавать, что Ярославль несомненно основан Ярославом». Этой точки зрения придерживался К. Д. Головщиков, автор довольно основательной «Истории города Ярославля», и многие другие дореволюционные авторы.

Близкой точки зрения придерживался известный советский ученый, академик М. Н. Тихомиров. Беря под сомнение более поздние даты построения города и ссылаясь на летописное известие о переходе Ярослава в Новгород после смерти Вышеслава, он писал: «Случилось это не позже 1015 года. Между тем связь Ярославля с Ростовом совершенно явная, так как Которосль берет начало из Ростовского озера. Построение Ярославля, таким образом, имело задачей охрану пути от Волги к Ростову. Следовательно, с полным основанием можно считать, что Ярославль основан до 1015 года.

От других авторов мнение М. Н. Тихомирова отличается лишь тем, что он не принимает во внимание «татищевского известия» о 1010 годе, а основывается на первом летописном упоминании Ярослава в качестве Новгородского князя. Но в принципе его позиция та же: город был заложен во время княжения Ярослава в Ростове. Присоединяется к ней и В. А. Кучкин: «Основание г. Ярославля М. Н. Тихомиров справедливо связывал с фактом длительного пребывания в Ростовской земле Ярослава».

Археолог И. В. Дубов, по ряду вопросов полемизирующий с Н. Н. Ворониным и М. Н. Тихомировым, подчеркивая условный характер любой точной даты возникновения города, тем не менее признает, что «1010 год вполне соответствует реальной действительности».

Приведенные здесь соображения исследователей еще раз подчеркивают, что во время правления Ярослава в Ростовской земле у него было достаточно возможностей и, что особенно важно, были веские причины для построения города в устье Которосли.

Подводя итоги, мы можем нарисовать примерно следующую картину возникновения Ярославля.

Ярославское Поволжье с самого начала образования Древнерусского государства входило в его состав. Населяло его угро-финское племя меря, но во второй половине IX века сюда начинается приток славяно-русского населения, принявший особый размах в X—XI веках. К этому времени относятся расположенные недалеко от будущего Ярославля Тимеревское и Михайловское поселения, оставившие интереснейшие комплексы археологических памятников периода образования древнерусской народности и государства и ­ начавшейся феодализации края. Оплотом всех этих важнейших процессов был Ростов Великий, старейший город Северо-Восточной Руси.

В IX—X веках в устье Которосли, берущей начало из ростовского озера Неро, возникло небольшое поселение — селище Медвежий угол. Его жители были свободными общинниками и не признавали ни княжеской­ власти, ни христианской религии.

В 988 году в целях укрепления феодального государства Киевский князь Владимир направляет в разные концы Русской земли своих сыновей. В Ростове был «посажен» князь Ярослав, правивший здесь до 1010 года. Появление на Северо-Востоке княжеского «стола» было важным показателем роста феодальных отношений в крае и укрепления здесь государственной власти. И эти важные социально-экономические и политические процессы оказывали определяющее влияние на политику Ярослава. В силу окраинного положения Ростовской земли процессы феодализации и христианизации начались здесь позднее, чем на юге. Но здесь, как и в других районах, они сопровождались разложением крестьянской общины и упорным сопротивлением свободных общинников. Свидетельством ­ тому являются мощные восстания 1024 и 1071 годов, направленные против укрепляющихся здесь феодальных порядков.

Активное участие в этой борьбе на рубеже X и XI веков принимали жители Медвежьего угла. Забота об усилении безопасности «стольного града Ростова» заставляет князя Ярослава обратить серьезное внимание на стратегически выгодное положение этого поселения. Его жители оказывают упорное сопротивление княжеской дружине, но вынуждены уступить силе и покориться. На месте мятежного языческого селища Ярослав строит первый на Волге русский город-крепость. Названный Ярославлем, город стал форпостом, прикрывающим со стороны Волги пути к Ростову, и не менее важным опорным пунктом дальнейшей феодализации и христианизации края. Произошло это событие не позднее 1010 года.

К таким выводам приводит нас анализ различных источников. И, по-видимому, именно так и начинался Ярославль...
Погода в Ярославле сейчас, сегодня, завтра | Прогноз погоды на 10 дней

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования История основания Ярославля Каталог сайтов Ярославля - МИР76.ру - Ярославль онлайн Ярославль в Интернет Пиломатериалы в Ярославле,обрезная доска на продажу